Погоня за солнцем

Почему дальневосточники уезжают на Кубань и ищут лучшей жизни «там, где их нет».

Общественное мнение жителей Дальнего Востока взорвала новость о том, что краснодарцы якобы через СМИ просят власти остановить «нашествие надменных дальневосточников и настырных сибиряков», а столица Кубани задыхается от «понаехавших». Спорная и где-то даже эпатажная статья, опубликованная на одном из интернет-порталов, разошлась почти по всем региональным изданиям ДФО.

Несмотря на надуманный повод - поскольку краснодарцы на самом деле не жаловались властям на переселенцев с Дальнего Востока - затронутая тема вызвала оживленную дискуссию и бурю разнополярных мнений. Ведь остаются неоспоримыми два факта: Краснодар прирастает почти на 100 тысяч человек в год за счет жителей других регионов, а дальневосточники массово уезжают из своих городов и сел.

На страницах газет в сложившейся незавидной ситуации обвинили министерство по развитию Дальнего Востока. Мол, чем больше чиновники развивают регион, тем активнее оттуда бегут люди.

В связи с резким увеличением населения Краснодар начал испытывать трудности: его инфраструктура не рассчитана на такое число людей. В итоге за последние пару лет резко выросли автомобильные пробки на дорогах, в школах и детских садах не хватает мест, поликлиники в некоторых микрорайонах города переполнены. Выросла конкуренция среди жителей за рабочие места. По данным сайтов по трудоустройству, в 2017 году на Кубани на одну и ту же должность претендовали в среднем семь человек.

Корреспонденты «РГ» поговорили с коренными краснодарцами и с жителями самой восточной части России, с учеными и чиновниками, и постарались разобраться, где правда в сложившейся ситуации, а где вымысел. Большинство опрошенных коренных местных жителей в Краснодарском крае не видят большой проблемы в том, что уроженцы Дальнего Востока или Сибири мигрируют на Кубань. И уж тем более никто не просит власти остановить нашествие «надменных дальневосточников». И вообще, если в Хабаровске и Владивостоке публикации о массовом переселении на юг и демографическом взрыве в Краснодаре наделали много шума, то на Кубани эти выступления в СМИ почти не заметили. Причина в том, что регионы живут совершенно разными проблемами и заботами.

Сергей Качаев, заместитель министра РФ по развитию Дальнего Востока: Мы в прошлом году очень много внимания уделяли демографическому развитию Дальнего Востока. Действительно, те отрицательные тенденции, которые сложились за последние два десятилетия на Дальнем Востоке, окончательно не переломлены. Да, миграционный отток в два раза сократился за последние пять лет, но он не прекратился, к сожалению. И это вызов для нас всех. В прошлом году правительством была принята Концепция демографической политики развития Дальнего Востока на период до 2025 года. Сейчас нам вместе с коллегами в правительстве, вместе с регионами и общественностью необходимо организовать реализацию этой концепции и достижение того целевого показателя, который мы определили в ней - это 6,5 миллиона человек на Дальнем Востоке к 2025 году.

Евгений Первышов, мэр Краснодара: Сейчас в столице Кубани постоянно проживают 1,3 миллиона человек, а еще недавно она насчитывала всего 800 тысяч. Только за 2017 год к нам на постоянное место жительства из других регионов переехали 160 тысяч человек. Эти данные взяты из сводок МВД по тем людям, которые прописались в городе. К 2020 году, когда будет проходить очередная перепись населения, вероятно, численность мегаполиса достигнет 1,5 миллиона. Такие темпы роста населения продолжаются уже несколько лет подряд. За это время в городе появилось несколько масштабных микрорайонов.

Но приезжие - не только жители Дальнего Востока и Сибири. На юг России мигрируют из разных регионов страны. В то же время в Москву и другие крупные города активно переезжают уроженцы Кубани. Причины этих демографических миграций сложны и неоднозначны.

Александр Козлов, губернатор Амурской области:  Прочитал, что «Кубань переполнена новыми жителями и просит остановить нашествие» сибиряков и дальневосточников. Мол, в борьбе двух культур «наивные добрые кубанцы» проиграют. Ну, что сказать... да, мы такие: настырные, напористые и идем к своей цели - заселить и «одальневосточить» всю страну. Это была шутка. А если серьезно, то у нас действительно закаленный характер, и никуда от этого не деться. 

Сергей Пушкарев, председатель правления приморской региональной общественной организации «Консультационный центр по вопросам миграции и межэтнических отношений»: Миграционная привлекательность территории определяется не теми деньгами, которые могут заплатить приезжим, а исключительно уровнем жизни коренного населения. Именно коренного! Когда-то, еще лет 15 назад, в Приморье проводили опрос среди молодежи, хотят ли они уехать с Дальнего Востока. 75 процентов сказали, что уехали бы. Это очень обидно. Уезжают люди, в которых уже вложили многое - их подготовили, выучили, это настоящий человеческий капитал. Вот краснодарцы жалуются на дальневосточников, а я знаю, что тех, кто уезжает из нашего региона в Москву, Петербург, берут там на работу очень охотно - как толковых и работящих специалистов, они успешно приживаются. Ну, а если говорить о стимулировании желающих выбрать наш регион постоянным местом жительства, то опыт его освоения позволил накопить большой арсенал средств, исключающих иждивенчество и поощряющих социально-экономическую активность (например, льготное кредитование, налоговые скидки).

Сергей Гусев, малый предприниматель, переехавший в Краснодар с Камчатки: У людей возникает иллюзия, что тут, на Кубани, лучше живется. Они прилетают на Черное море отдыхать, видят здесь солнце, красивые пляжи, сады, виноградники и думают, будто окажутся в Краснодарском крае, и большая часть их проблем пропадет. На самом деле это не так. Человек многое теряет из-за самого факта переезда. Все приходится начинать с нуля. Ни друзей, ни знакомых, ни работы… Бывает очень тяжело. В то же время порядок цен на многие товары примерно одинаков. Пенсии примерно одинаковые. Что касается менталитетов, то да, они во многом разные. Весь Дальний Восток - военный, и это так или иначе накладывает отпечаток на отношение людей к жизни и друг к другу. Иногда с местными кубанцами очень сложно найти общий язык. Но те дальневосточники, которые переезжают сейчас, зачастую даже не общаются с коренным населением - взаимодействуют только между собой. У них получаются такие закрытые группы. На мой взгляд, одна из причин, почему люди уезжают с Дальнего Востока, это отсутствие работы или низкие зарплаты. Тем не менее, если бы несколько лет назад я знал, с какими трудностями столкнусь при переезде, еще неизвестно, стал бы менять Камчатку на Краснодарский край или нет. А сейчас да, я уже «завяз» на Кубани.

Сергей Огнев, бывший водитель-дальнобойщик из Республики Саха: Я переехал в пригород Краснодара из Якутска несколько лет назад. Здесь, безусловно, лучше. Главное не в том, что тепло. И не в том, что не надо в 40-градусный мороз лопатой прокапывать путь для «КамАЗа» на переметенном зимнике - везде асфальт. Тут в принципе жизнь устроена иначе. В Якутии мы всю зиму с нетерпением ждали наступления лета, а когда оно приходило, начинали готовиться к зиме. И ничего не успевали толком сделать. А на юге, если не успел что-то сегодня - ничего страшного. Можно спокойно сделать это завтра, послезавтра, через месяц - холода не нагрянут. Я наконец-то понял, что в Якутии никогда не отдыхал. Даже когда казалось, что отдыхаю, в голове крутились мысли о том, что надо сделать то, другое, третье, а времени до зимы все меньше, и этот круговорот был нескончаем. Конечно, часто скучаю по якутским просторам, по северной рыбе, но это уже о другом.

Вадим Заусаев, доктор экономических наук, профессор: Люди уезжают с Дальнего Востока потому, что жить здесь дорого. Средняя пенсия по Хабаровскому краю - 13,5 тысячи рублей. Как можно прожить на эти деньги? Трехкомнатная квартира зимой «съедает» восемь-девять тысяч рублей, однокомнатная - четыре-пять тысяч. Юг макрорегиона находится в наиболее сложном положении по реальной заработной плате. На «северах» она еще превышает среднероссийскую, а вот на юге отстает на 10-20 процентов. Медицинское обслуживание тоже не из лучших. А еще суровые климатические условия. И если с севера макрорегиона мигрируют в том числе на его юг, то с последнего - только в центральные и западные районы страны. В последние 15 лет с юга, то есть приграничных территорий, уезжает больше, чем с севера. Особенно много настроено на отъезд в малых городах. Если не решать проблему качества жизни именно в малых городах, то отток населения будет продолжаться. Сегодня Минвостокразвития многое делает для региона - например, создает новые условия хозяйствования в рамках тех же ТОР, свободного порта Владивосток. Но для бизнеса все равно накладно вкладывать деньги даже в ТОР. Затратность у нас очень высокая. Надо расширять преференции, именно территориям опережающего развития, формировать «полюса роста», вводить определенные льготы и на всю территорию Дальнего Востока. Кроме того, стратегия развития макрорегиона должна ориентироваться не только на коммерческие проекты, но и учитывать его геостратегическую значимость, а это мощная социальная поддержка государства.